Дневник Кукловода

Материал из Wiki Цена Свободы
Перейти к:навигация, поиск

ВНИМАНИЕ! Страницы приведены так, как находятся в игре, то есть в обратном хронологическом порядке.

1

Я ограничил их правилами, требуя играть поодиночке или парами, я дал им подсказки, а они, вместо того, чтобы двигаться вперед, выписывают виражи и сбиваются в стаи. Нет, все устроено так, что даже занимаясь какими-то своими глупостями, они идут к освобождению. Лишь бы не сидели на месте.

2

У Подполья очередной «страшный тайный план». Нет, ну они как дети, честное слово. Джек всерьез считает меня дураком, или не смог придумать ничего лучше? Мне же даже не придется вмешиваться, Последователи – верные сторожа покоя дома – сделают все сами. Смешно. Даже здесь марионетки поделились на две враждующие стороны и не хватает маленькой спички, чтобы эта нефтяная лужа вспыхнула. Что за глупые существа.

3

Марионеток все больше, я подхватываю новые нити. Они приглашают друзей, общаются, бродят по дому, играют друг с другом и со мной. Им… интересно? Что за бред, они ничего не понимают! Пора встряхнуть этот сонный театр.

4

Хотя я тоже пытался ковырять стены заточенной ложкой. От желания вырваться из камеры перестаешь думать. Тогда меня первый раз отправили в сегрегейшн. Сколько же раз я туда попадал? Для меня уже ввели особые условия, в обход всех правил. Темнота, тишина, пустота. Как в позапрошлом веке. Сейчас я могу улыбнутся - они же просто не знали, что со мной делать.
А с тобой, марионетка, мы поступим просто...

5

Они смешные. Путают свои нитки, сплетаются, дергают со всей силы, прячутся. Они надеются, я не замечу, надеются оборвать паутинки, тянущиеся ко мне. Вот опять кукла вырыла подкоп. Сколько можно? Нет среди вас графов Монте-Кристо, неужели вы так глупы? Вы верите, что я не замечу? Вы всерьез считаете, что тюремщики не учли этот опыт?

6

Сколько раз уже – три, пять? И ведь не учатся на своих ошибках. Устроили в доме холодную войну… Хм, кажется, Джек хотел найти оружие. Что же он с ним делать будет? Пожалуй, это может быть забавным.

7

Братья снова пытались поговорить. Файрвуд – этим все сказано. Это уже не интересно, слишком предсказуемо, ни одного сюрприза. Джек постепенно начнет кричать. Джим, наоборот, говорит все тише, и, наконец, замолкает. Когда Джек остановится перевести дух, то заметит, что брат его не слушает. Док пожмет плечами, скажет «Поступай, как знаешь». Младший резко развернется и уйдет в подвал, опять разбивать кулаки о стены. Джим постоит еще немного, медленно сядет на диван, зарывшись пальцами в волосы. Поднимет глаза к камере, скажет что-нибудь многозначительное, от чего захочется усмехнуться – на себя посмотри.

8

В подвале завелись двуногие крысы. В основном, как и положено крысам, портят провода и таскают мелкие вещи. Но идея мне нравится. Свобода в абсолюте. «Чему он пытается нас учить - прописным истинам? Думай своим умом, действуй вопреки всему, пока в тебе осталась хоть капля жизни, борись!» Хоть на плакате пиши и в гостиной вешай. Джек рвется к свободе всеми силами. Похвально, но нужно жить свободным, а не умирать таковым.

9

Бегу, кажется, что слишком медленно, камера - электрические замки, все нараспашку! Кто обратит внимание в этой канители на одного тощего мальчишку, переодетого в костюм охранника? Теперь - назад, к сегрегейшену и дальше, я знаю дорогу только от него. Поздний вечер, пустая будка охраны - пошел вкручивать вылетевшие пробки. Бегом, бегом. Никакой сирены, тишина. Они заметят, но еще не сейчас.
Открываю глаза. По рукам течет кровь - я проткнул ногтями кожу. Я сбежал, уже давно, но освободился ли?

10

Я не могу видеть стену вокруг дома, дрожат руки и покалывает кончики пальцев. Судорожно сжимаю кулаки, почти слыша, как хрустят в руках осколки пластика. Острые осколки. Голубые стены разорваны, из них торчат белые пушистые кружева и провода. Дверь скоро откроется, по пальцам течет кровь - я слишком сильно сжал руки. Шорох, полоска света расширяется. Я закрываю глаза. Они дергают рубильник - фейерверк за спиной, крик, быстрые шаги, теперь не останавливаться. Резкие движения в стороны, белые осколки врезаются в чужую кожу - живы или нет, вы слишком долго мешали мне освободиться.

11

Осень. И снова дождь за окном. Они пробуждают во мне что-то давно забытое, глубоко спрятанное... Я сижу перед своими мониторами, ем хорошо прожаренный ростбиф, а кто-то внутри меня рвется из этих стен, хочет куда-то бежать, упасть на колени в грязь, упереться лбом в камень - "Правильно ли я делаю, Кэт?".

12

Файрвуды встретились, и чуть не подожгли дом. Разнимал – противопожарная система пригодилась, холодный душ остудил их пыл, пришлось еще и высказаться в громкоговоритель. Привели комнату в порядок и разбрелись по углам, теперь друг с другом не разговаривают. Братья. Если один из вас внезапно умрет, что будет чувствовать второй? А, Джим? Если твой брат погибнет в этом доме, ведь это ты его сюда пригласил?

13

Я раньше не искал, а теперь по дому бродит слишком много кукол. Фотографии всегда хранились здесь, куда старики их дели? Я не могу даже посмотреть на ваши лица… Я жив, но ничего не могу сделать. Я даже не успел извиниться, малыш. Не думаю, что после смерти есть что-то, кроме пустоты. Тебя нет, и я никогда не смогу попросить у тебя прощения.

14

Джек в доме. Этот мальчишка чуть не разнес комнату, когда послушал кассету. Стекла бронированные, только из-за этого он еще здесь. Джим заманил его в ловушку… Хороший старший брат. Их первая встреча будет взрывом.

15

Док оказался даже очень полезен. Взял в свои руки управление Последователями, теперь они действительно приносят пользу, и при этом продолжают двигаться к своему освобождению. А самому Джиму интересен я. Перечитал его досье - док интересовался психиатрией. Забавно. Нет, доктор, я не ваш клиент, но будет интересно посмотреть на вашу возню.

16

Доктор оказался полезен. Впервые кто-то пригласил в дом знакомого, мало того, брата! Младшего брата. Джек молод, но в нем есть тяга к свободе. Он ненавидит правила, и я чувствую, что за ним интересно будет наблюдать.

17

Снова приходилось выкидывать трупы. Чертовы самоубийцы, они всегда создают массу проблем. В такие моменты я рад этим так называемым "Последователям". Благодаря им мне не приходится при любом происшествии ходить по дому, играя дверьми. Каждая вылазка опасна. Улавливать моменты, когда комнаты пусты, отсекая части, идти по постоянно изменяющемуся лабиринту. Это, конечно, вносит некоторое разнообразие в рутину управления моим театром, но мне не хотелось бы столкнутся с куклами. Ведь придется их убить, а такая смерть бессмысленна.

18

Последователи, глупые щенки. Вместо того, чтобы стремится к свободе, создали себе кумира и поклоняются ему. Они хотят быть мне полезными, но не пытаются освободится, ничего для этого не делают!

19

Ну вот, первые марионетки прибыли. В этот раз я собираю всех, вне зависимости от места работы, пола, возраста. И по совету учеников, в числе первых доктор. Джим Файрвуд, отличные отметки, диплом, хирург в каком-то захолустье... Ничем не примечательная личность, однако теперь срок жизни марионеток должен возрасти.

20

Я наконец нашел ее, только сейчас. Как же могла эта девочка превратиться в покорную куклу? Я заставлю ее вспомнить. Она знает несвободу, но пока не пыталась освободится - было незачем. Я знаю ее, здесь она не сможет просто сидеть на месте, здесь будет много людей, и ей захочется если не освободится самой, то хотя бы помочь им.

21

Что ж, пора начинать. До второго акта осталось совсем мало времени. Скоро двери этого дома вновь захлопнутся, помощники останутся снаружи, я и мои марионетки - внутри. Первая партия сконструированных учениками инструментов уже здесь, остальные будут привозить по мере необходимости. Наконец-то. Я уже устал планировать и ждать, я хочу вновь взять в руки тысячу нитей. Они познают свободу - или погибнут.

22

Они такие забавные. Мои бывшие марионетки. Кто же они теперь для меня? Наверное, действительно ученики. Я учил их быть свободными, как родители учат детей ходить. Шаг за шагом, даже если больно падаешь, нужно вставать и продолжать пытаться. Странно получилось, все или ничего. Большинство не достигли свободы, эти трое сделали ее центром своего мира.

23

Антракт вылился в ремонт. Куклы ухитрились многое сломать, ловушки требуют доработки. Я продолжаю вести жизнь затворника, целыми днями работая в доме. Мои помощники преуспевают в своей фасадной жизни, и при этом регулярно собираются у меня. Я все так же остаюсь для них голосом из динамика. На всякий случай. Недавно они принесли потрясающую игрушку - лазерную указку с радиоуправлением. У них куча подобных идей - инструментов, которые программируются и управляются мной. Они пытаются упростить задачу второму акту, и я не вмешиваюсь.

24

Я решил рискнуть. Эти трое настырных людей постоянно приходили к дверям особняка, и сегодня они будут открыты. Им так хочется найти меня, не метафору, а настоящего человека, который стал их Учителем. Но даже прочесав весь дом от подвала до чердака, они не смогут обнаружить мое маленькое убежище. А мне интересно посмотреть на них теперь, когда они живут за стенами моего театра.

25

Первый акт завершен, я нуждаюсь в антракте. Двери особняка распахнулись, но сколько переступило порог? Трое из пятидесяти! Я делаю что-то не так? Или в людях так сильно укоренилась несвобода? Почему они просто сидят, и даже не пытаются что-то сделать, черт возьми?! Но зато эти трое все правильно поняли. Они не ходили в полицию. Они пишут мне письма. Они предлагают помощь, и у них множество весьма не дурных идей. Я уже не могу называть их марионетками - они действительно освободились. Я делаю то, что должен. Если куклы с дефектами, не моя вина, что они ломаются.

26

Красные кирпичи кажутся облитыми кровью, я поднимаю голову и слезы неба смешиваются с моими. Меня тащат за собой охранники, они думают, что я не в себе, но затуманенные глаза выхватывают нужное - кирпич, решетка, колючая проволока. Как давно... Сколько уже прошло - 8 лет? Больше. Я теряю счет времени. В моем маленьком мире оно идет незаметно, зеркала не говорят мне ничего нового. Там зеркал не было вовсе и седину в своих волосах я заметил не сразу. Время шло так же, вяло, тягуче. Я вновь в одиночной камере - теперь по своей воле.

27

Дождь... Я вижу его из окна своей каморки. Мои "гости" внизу слышат только шорох капель. Хотя, если кому-нибудь захочется, он может прижаться к окну в кухне, и сквозь щели старых ставень увидеть небо в тучах и дождь. И высокую стену, так похожую на ту, за которой я провел шесть лет. В старой Англии всегда мокро, дождь шел и тогда. Словно рассыпавшиеся фотографии - воспоминания.

28

Как забавно. Они отличаются с самого начала. Кто-то впадает в ярость, кто-то рыдает, и лишь немногие спокойно проходят испытания. Первые и вторые быстро ломаются, и их приходится убирать из дома. Это неприятно, и я уже несколько раз давал другим, хорошим марионеткам, задания переносить тела в отдельные комнаты. Так проще. Потом спускаюсь, забираю всех разом. Приходится покидать дом и оставлять марионеток без присмотра, чтобы избавиться от тел. Должен признать, я не ожидал такой высокой смертности…

29

Сколько эфира я на них извел, однако. Но теперь все здесь. Мои «гости». Мои игрушки-марионетки. Будете вы упорно идти к свободе или сидеть на месте, сетуя на судьбу? Мне очень интересно узнать, как каждый из вас поступит. Ну что же, театр построен, все куклы на своих местах, и Кукловод готов начать спектакль. Итак, представление начинается!

30

Есть несколько людей, которые фигурировали в этих делах как возможные подозреваемые, есть даже несколько, которые действительно на подозреваемых похожи. Что ж, они в моем списке. Вместе с ними несколько нечистых на руку судей, многоуважаемых и таких же продажных присяжных и пара адвокатов. Всего около пятидесяти человек – достаточно для первого акта этой пьесы.

31

Я не могу точно определить убийцу. Это раздражает. Он не взял из дома ничего ценного, действовал очень технично, можно сказать, профессионально. Но у нас не было врагов, тем более способных нанять киллера. Через купленных людей в полиции я нашел в их архивах несколько похожих дел, но обвиненных либо нет, либо улики очень шатки.

32

Финишная прямая. Двери и окна заколочены, колючая проволока опутала верх забора, я достаточно убедительно запер ворота на замок и уехал… Чтобы вернуться ночью. В комнатах развешаны камеры, ловушки ждут неудачников. Осталось отобрать первую партию «гостей»…

33

Проблемы наследства улажены – здесь доложить фунт, там пару, и вы самый законный наследник, сэр! Строительная бригада ремонтирует дом и строит стену вокруг, остальное я сделаю сам.

34

На похороны не ходил. «Вечный покой даруй им, Господи, и свет вечный да светит им. Да почивают в мире. Аминь.» Почти самоубийцы. Не хочу смотреть, как их будут хоронить рядом с Кэт.

35

Сижу в кафе неподалеку от особняка. Уже прошло пять дней, и похоже, кто-то наконец поднял панику. Полиция взламывает дверь. «Ах, бедные старики, какая ужасная смерть.» Они сами ее выбрали, так что не стоит их жалеть. С точки зрения полиции – несчастный случай, с точки зрения читателей газет – трагическая случайность. Для меня – переход на новый этап плана.

36

Все, ухожу. Они умрут в течение этого дня. Не понимаю людей, но ничего не могу сделать. Нужно будет найти место, с которого можно безопасно наблюдать за домом – интересно, как быстро заметят, что никто не берет газеты и молоко с порога?

37

Скоро закончатся вторые сутки, как они заперты внизу. Иногда начинается скрежетание, какой-то шум, потом опять все тихо. Да этот завал разбирался за пять-семь часов легко, даже со скидкой на возраст! Я дал им шанс. Подожду еще немного и можно будет уходить. Если они не начнут разгребать его сейчас, им уже не хватит на это ни сил, ни времени.

38

Они хоть пленку послушали? Надеюсь, иначе она не сотрется и у меня будут проблемы. Если бы не послушали, у Виктории было бы меньше поводов ныть. О, я представляю. «Как земля таких носит, кошмар! Не верь ему, Билл, он убьет нас, как только мы выйдем отсюда!» Даже если бы и хотел убить, смерть от пули легче, чем смерть от жажды.

39

Сижу, поджав ноги, на кровати в твоей спальне. Шума почти не слышно, не похоже, чтобы завал разбирали. Жаль, я не мог поставить камеру в подвале, и остается только догадываться о том, что там происходит. Виктория сидит и ноет, Билл слушает жену. Нет, ну это просто поразительная глупость, настолько не ценить свободу – да что там, от этого сейчас зависит их жизнь! А они даже не пытаются выбраться.

40

Пока они куда-то уехали, забрался в собственный дом, словно вор. Хотел хоть не надолго вспомнить прошлое. И что же я вижу? Обваливающаяся штукатурка, пыль и запустение. Если бы ты увидела это, то ужаснулась. Они живут в паре комнат, в остальные даже не заглядывают. Мне пришлось не пересекать порог, чтобы не осталось следов на многолетнем слое пыли. Дом, бедный дом… Эти стены помнят многое. Мама… Отец, брат, подруга. Где вы все? Я остался один. И те, кто виновен в этом, поплатятся. Но позже. Пока еще рано, пока не все готово…

41

Легендарные швейцарские банки, бабушка с дедушкой до вас не добрались. Замечательно. У меня есть деньги, после пары магазинов и парикмахерской прохожие перестали на меня коситься. Маленькая съемная комната на другом конце городка – смотреть на особняк больно. Особенно вечером, когда свет горит всего в одном окне… И даже в нем быстро гаснет. Кажется, что дом умер вместе с тобой, Кэт. Ничего. Я когда-то обещал его отремонтировать – и я это сделаю.

42

Привычка – вторая натура. Не успел закрыть один дневник, как начинаю второй. Сейчас это дранная тетрадка, купленная за пару центов, позже будет что-то интересней. Добраться до счетов семьи сложно, но у меня есть план. Паспорт я уже «восстановил» – я не похож на свою фотографию трехлетней давности, милые сотрудники МИД меня не узнали. Утеря паспорта, приехал из глубинки, имя-фамилия пропавшего без вести пару лет назад сироты. Трагическая история. Потом немного «поискать» родственников, найти человека, подделывающего документы – и я уже собственный троюродный племянник. Прощай, Джон. Здравствуй, Кукловод.

ВНИМАНИЕ! Страницы приведены так, как находятся в игре, то есть в обратном хронологическом порядке.

1

Я ограничил их правилами, требуя играть поодиночке или парами, я дал им подсказки, а они, вместо того, чтобы двигаться вперед, выписывают виражи и сбиваются в стаи. Нет, все устроено так, что даже занимаясь какими-то своими глупостями, они идут к освобождению. Лишь бы не сидели на месте.

2

У Подполья очередной «страшный тайный план». Нет, ну они как дети, честное слово. Джек всерьез считает меня дураком, или не смог придумать ничего лучше? Мне же даже не придется вмешиваться, Последователи – верные сторожа покоя дома – сделают все сами. Смешно. Даже здесь марионетки поделились на две враждующие стороны и не хватает маленькой спички, чтобы эта нефтяная лужа вспыхнула. Что за глупые существа.

3

Марионеток все больше, я подхватываю новые нити. Они приглашают друзей, общаются, бродят по дому, играют друг с другом и со мной. Им… интересно? Что за бред, они ничего не понимают! Пора встряхнуть этот сонный театр.

4

Хотя я тоже пытался ковырять стены заточенной ложкой. От желания вырваться из камеры перестаешь думать. Тогда меня первый раз отправили в сегрегейшн. Сколько же раз я туда попадал? Для меня уже ввели особые условия, в обход всех правил. Темнота, тишина, пустота. Как в позапрошлом веке. Сейчас я могу улыбнутся - они же просто не знали, что со мной делать.
А с тобой, марионетка, мы поступим просто...

5

Они смешные. Путают свои нитки, сплетаются, дергают со всей силы, прячутся. Они надеются, я не замечу, надеются оборвать паутинки, тянущиеся ко мне. Вот опять кукла вырыла подкоп. Сколько можно? Нет среди вас графов Монте-Кристо, неужели вы так глупы? Вы верите, что я не замечу? Вы всерьез считаете, что тюремщики не учли этот опыт?

6

Сколько раз уже – три, пять? И ведь не учатся на своих ошибках. Устроили в доме холодную войну… Хм, кажется, Джек хотел найти оружие. Что же он с ним делать будет? Пожалуй, это может быть забавным.

7

Братья снова пытались поговорить. Файрвуд – этим все сказано. Это уже не интересно, слишком предсказуемо, ни одного сюрприза. Джек постепенно начнет кричать. Джим, наоборот, говорит все тише, и, наконец, замолкает. Когда Джек остановится перевести дух, то заметит, что брат его не слушает. Док пожмет плечами, скажет «Поступай, как знаешь». Младший резко развернется и уйдет в подвал, опять разбивать кулаки о стены. Джим постоит еще немного, медленно сядет на диван, зарывшись пальцами в волосы. Поднимет глаза к камере, скажет что-нибудь многозначительное, от чего захочется усмехнуться – на себя посмотри.

8

В подвале завелись двуногие крысы. В основном, как и положено крысам, портят провода и таскают мелкие вещи. Но идея мне нравится. Свобода в абсолюте. «Чему он пытается нас учить - прописным истинам? Думай своим умом, действуй вопреки всему, пока в тебе осталась хоть капля жизни, борись!» Хоть на плакате пиши и в гостиной вешай. Джек рвется к свободе всеми силами. Похвально, но нужно жить свободным, а не умирать таковым.

9

Бегу, кажется, что слишком медленно, камера - электрические замки, все нараспашку! Кто обратит внимание в этой канители на одного тощего мальчишку, переодетого в костюм охранника? Теперь - назад, к сегрегейшену и дальше, я знаю дорогу только от него. Поздний вечер, пустая будка охраны - пошел вкручивать вылетевшие пробки. Бегом, бегом. Никакой сирены, тишина. Они заметят, но еще не сейчас.
Открываю глаза. По рукам течет кровь - я проткнул ногтями кожу. Я сбежал, уже давно, но освободился ли?

10

Я не могу видеть стену вокруг дома, дрожат руки и покалывает кончики пальцев. Судорожно сжимаю кулаки, почти слыша, как хрустят в руках осколки пластика. Острые осколки. Голубые стены разорваны, из них торчат белые пушистые кружева и провода. Дверь скоро откроется, по пальцам течет кровь - я слишком сильно сжал руки. Шорох, полоска света расширяется. Я закрываю глаза. Они дергают рубильник - фейерверк за спиной, крик, быстрые шаги, теперь не останавливаться. Резкие движения в стороны, белые осколки врезаются в чужую кожу - живы или нет, вы слишком долго мешали мне освободиться.

11

Осень. И снова дождь за окном. Они пробуждают во мне что-то давно забытое, глубоко спрятанное... Я сижу перед своими мониторами, ем хорошо прожаренный ростбиф, а кто-то внутри меня рвется из этих стен, хочет куда-то бежать, упасть на колени в грязь, упереться лбом в камень - "Правильно ли я делаю, Кэт?".

12

Файрвуды встретились, и чуть не подожгли дом. Разнимал – противопожарная система пригодилась, холодный душ остудил их пыл, пришлось еще и высказаться в громкоговоритель. Привели комнату в порядок и разбрелись по углам, теперь друг с другом не разговаривают. Братья. Если один из вас внезапно умрет, что будет чувствовать второй? А, Джим? Если твой брат погибнет в этом доме, ведь это ты его сюда пригласил?

13

Я раньше не искал, а теперь по дому бродит слишком много кукол. Фотографии всегда хранились здесь, куда старики их дели? Я не могу даже посмотреть на ваши лица… Я жив, но ничего не могу сделать. Я даже не успел извиниться, малыш. Не думаю, что после смерти есть что-то, кроме пустоты. Тебя нет, и я никогда не смогу попросить у тебя прощения.

14

Джек в доме. Этот мальчишка чуть не разнес комнату, когда послушал кассету. Стекла бронированные, только из-за этого он еще здесь. Джим заманил его в ловушку… Хороший старший брат. Их первая встреча будет взрывом.

15

Док оказался даже очень полезен. Взял в свои руки управление Последователями, теперь они действительно приносят пользу, и при этом продолжают двигаться к своему освобождению. А самому Джиму интересен я. Перечитал его досье - док интересовался психиатрией. Забавно. Нет, доктор, я не ваш клиент, но будет интересно посмотреть на вашу возню.

16

Доктор оказался полезен. Впервые кто-то пригласил в дом знакомого, мало того, брата! Младшего брата. Джек молод, но в нем есть тяга к свободе. Он ненавидит правила, и я чувствую, что за ним интересно будет наблюдать.

17

Снова приходилось выкидывать трупы. Чертовы самоубийцы, они всегда создают массу проблем. В такие моменты я рад этим так называемым "Последователям". Благодаря им мне не приходится при любом происшествии ходить по дому, играя дверьми. Каждая вылазка опасна. Улавливать моменты, когда комнаты пусты, отсекая части, идти по постоянно изменяющемуся лабиринту. Это, конечно, вносит некоторое разнообразие в рутину управления моим театром, но мне не хотелось бы столкнутся с куклами. Ведь придется их убить, а такая смерть бессмысленна.

18

Последователи, глупые щенки. Вместо того, чтобы стремится к свободе, создали себе кумира и поклоняются ему. Они хотят быть мне полезными, но не пытаются освободится, ничего для этого не делают!

19

Ну вот, первые марионетки прибыли. В этот раз я собираю всех, вне зависимости от места работы, пола, возраста. И по совету учеников, в числе первых доктор. Джим Файрвуд, отличные отметки, диплом, хирург в каком-то захолустье... Ничем не примечательная личность, однако теперь срок жизни марионеток должен возрасти.

20

Я наконец нашел ее, только сейчас. Как же могла эта девочка превратиться в покорную куклу? Я заставлю ее вспомнить. Она знает несвободу, но пока не пыталась освободится - было незачем. Я знаю ее, здесь она не сможет просто сидеть на месте, здесь будет много людей, и ей захочется если не освободится самой, то хотя бы помочь им.

21

Что ж, пора начинать. До второго акта осталось совсем мало времени. Скоро двери этого дома вновь захлопнутся, помощники останутся снаружи, я и мои марионетки - внутри. Первая партия сконструированных учениками инструментов уже здесь, остальные будут привозить по мере необходимости. Наконец-то. Я уже устал планировать и ждать, я хочу вновь взять в руки тысячу нитей. Они познают свободу - или погибнут.

22

Они такие забавные. Мои бывшие марионетки. Кто же они теперь для меня? Наверное, действительно ученики. Я учил их быть свободными, как родители учат детей ходить. Шаг за шагом, даже если больно падаешь, нужно вставать и продолжать пытаться. Странно получилось, все или ничего. Большинство не достигли свободы, эти трое сделали ее центром своего мира.

23

Антракт вылился в ремонт. Куклы ухитрились многое сломать, ловушки требуют доработки. Я продолжаю вести жизнь затворника, целыми днями работая в доме. Мои помощники преуспевают в своей фасадной жизни, и при этом регулярно собираются у меня. Я все так же остаюсь для них голосом из динамика. На всякий случай. Недавно они принесли потрясающую игрушку - лазерную указку с радиоуправлением. У них куча подобных идей - инструментов, которые программируются и управляются мной. Они пытаются упростить задачу второму акту, и я не вмешиваюсь.

24

Я решил рискнуть. Эти трое настырных людей постоянно приходили к дверям особняка, и сегодня они будут открыты. Им так хочется найти меня, не метафору, а настоящего человека, который стал их Учителем. Но даже прочесав весь дом от подвала до чердака, они не смогут обнаружить мое маленькое убежище. А мне интересно посмотреть на них теперь, когда они живут за стенами моего театра.

25

Первый акт завершен, я нуждаюсь в антракте. Двери особняка распахнулись, но сколько переступило порог? Трое из пятидесяти! Я делаю что-то не так? Или в людях так сильно укоренилась несвобода? Почему они просто сидят, и даже не пытаются что-то сделать, черт возьми?! Но зато эти трое все правильно поняли. Они не ходили в полицию. Они пишут мне письма. Они предлагают помощь, и у них множество весьма не дурных идей. Я уже не могу называть их марионетками - они действительно освободились. Я делаю то, что должен. Если куклы с дефектами, не моя вина, что они ломаются.

26

Красные кирпичи кажутся облитыми кровью, я поднимаю голову и слезы неба смешиваются с моими. Меня тащат за собой охранники, они думают, что я не в себе, но затуманенные глаза выхватывают нужное - кирпич, решетка, колючая проволока. Как давно... Сколько уже прошло - 8 лет? Больше. Я теряю счет времени. В моем маленьком мире оно идет незаметно, зеркала не говорят мне ничего нового. Там зеркал не было вовсе и седину в своих волосах я заметил не сразу. Время шло так же, вяло, тягуче. Я вновь в одиночной камере - теперь по своей воле.

27

Дождь... Я вижу его из окна своей каморки. Мои "гости" внизу слышат только шорох капель. Хотя, если кому-нибудь захочется, он может прижаться к окну в кухне, и сквозь щели старых ставень увидеть небо в тучах и дождь. И высокую стену, так похожую на ту, за которой я провел шесть лет. В старой Англии всегда мокро, дождь шел и тогда. Словно рассыпавшиеся фотографии - воспоминания.

28

Как забавно. Они отличаются с самого начала. Кто-то впадает в ярость, кто-то рыдает, и лишь немногие спокойно проходят испытания. Первые и вторые быстро ломаются, и их приходится убирать из дома. Это неприятно, и я уже несколько раз давал другим, хорошим марионеткам, задания переносить тела в отдельные комнаты. Так проще. Потом спускаюсь, забираю всех разом. Приходится покидать дом и оставлять марионеток без присмотра, чтобы избавиться от тел. Должен признать, я не ожидал такой высокой смертности…

29

Сколько эфира я на них извел, однако. Но теперь все здесь. Мои «гости». Мои игрушки-марионетки. Будете вы упорно идти к свободе или сидеть на месте, сетуя на судьбу? Мне очень интересно узнать, как каждый из вас поступит. Ну что же, театр построен, все куклы на своих местах, и Кукловод готов начать спектакль. Итак, представление начинается!

30

Есть несколько людей, которые фигурировали в этих делах как возможные подозреваемые, есть даже несколько, которые действительно на подозреваемых похожи. Что ж, они в моем списке. Вместе с ними несколько нечистых на руку судей, многоуважаемых и таких же продажных присяжных и пара адвокатов. Всего около пятидесяти человек – достаточно для первого акта этой пьесы.

31

Я не могу точно определить убийцу. Это раздражает. Он не взял из дома ничего ценного, действовал очень технично, можно сказать, профессионально. Но у нас не было врагов, тем более способных нанять киллера. Через купленных людей в полиции я нашел в их архивах несколько похожих дел, но обвиненных либо нет, либо улики очень шатки.

32

Финишная прямая. Двери и окна заколочены, колючая проволока опутала верх забора, я достаточно убедительно запер ворота на замок и уехал… Чтобы вернуться ночью. В комнатах развешаны камеры, ловушки ждут неудачников. Осталось отобрать первую партию «гостей»…

33

Проблемы наследства улажены – здесь доложить фунт, там пару, и вы самый законный наследник, сэр! Строительная бригада ремонтирует дом и строит стену вокруг, остальное я сделаю сам.

34

На похороны не ходил. «Вечный покой даруй им, Господи, и свет вечный да светит им. Да почивают в мире. Аминь.» Почти самоубийцы. Не хочу смотреть, как их будут хоронить рядом с Кэт.

35

Сижу в кафе неподалеку от особняка. Уже прошло пять дней, и похоже, кто-то наконец поднял панику. Полиция взламывает дверь. «Ах, бедные старики, какая ужасная смерть.» Они сами ее выбрали, так что не стоит их жалеть. С точки зрения полиции – несчастный случай, с точки зрения читателей газет – трагическая случайность. Для меня – переход на новый этап плана.

36

Все, ухожу. Они умрут в течение этого дня. Не понимаю людей, но ничего не могу сделать. Нужно будет найти место, с которого можно безопасно наблюдать за домом – интересно, как быстро заметят, что никто не берет газеты и молоко с порога?

37

Скоро закончатся вторые сутки, как они заперты внизу. Иногда начинается скрежетание, какой-то шум, потом опять все тихо. Да этот завал разбирался за пять-семь часов легко, даже со скидкой на возраст! Я дал им шанс. Подожду еще немного и можно будет уходить. Если они не начнут разгребать его сейчас, им уже не хватит на это ни сил, ни времени.

38

Они хоть пленку послушали? Надеюсь, иначе она не сотрется и у меня будут проблемы. Если бы не послушали, у Виктории было бы меньше поводов ныть. О, я представляю. «Как земля таких носит, кошмар! Не верь ему, Билл, он убьет нас, как только мы выйдем отсюда!» Даже если бы и хотел убить, смерть от пули легче, чем смерть от жажды.

39

Сижу, поджав ноги, на кровати в твоей спальне. Шума почти не слышно, не похоже, чтобы завал разбирали. Жаль, я не мог поставить камеру в подвале, и остается только догадываться о том, что там происходит. Виктория сидит и ноет, Билл слушает жену. Нет, ну это просто поразительная глупость, настолько не ценить свободу – да что там, от этого сейчас зависит их жизнь! А они даже не пытаются выбраться.

40

Пока они куда-то уехали, забрался в собственный дом, словно вор. Хотел хоть не надолго вспомнить прошлое. И что же я вижу? Обваливающаяся штукатурка, пыль и запустение. Если бы ты увидела это, то ужаснулась. Они живут в паре комнат, в остальные даже не заглядывают. Мне пришлось не пересекать порог, чтобы не осталось следов на многолетнем слое пыли. Дом, бедный дом… Эти стены помнят многое. Мама… Отец, брат, подруга. Где вы все? Я остался один. И те, кто виновен в этом, поплатятся. Но позже. Пока еще рано, пока не все готово…

41

Легендарные швейцарские банки, бабушка с дедушкой до вас не добрались. Замечательно. У меня есть деньги, после пары магазинов и парикмахерской прохожие перестали на меня коситься. Маленькая съемная комната на другом конце городка – смотреть на особняк больно. Особенно вечером, когда свет горит всего в одном окне… И даже в нем быстро гаснет. Кажется, что дом умер вместе с тобой, Кэт. Ничего. Я когда-то обещал его отремонтировать – и я это сделаю.

42

Привычка – вторая натура. Не успел закрыть один дневник, как начинаю второй. Сейчас это дранная тетрадка, купленная за пару центов, позже будет что-то интересней. Добраться до счетов семьи сложно, но у меня есть план. Паспорт я уже «восстановил» – я не похож на свою фотографию трехлетней давности, милые сотрудники МИД меня не узнали. Утеря паспорта, приехал из глубинки, имя-фамилия пропавшего без вести пару лет назад сироты. Трагическая история. Потом немного «поискать» родственников, найти человека, подделывающего документы – и я уже собственный троюродный племянник. Прощай, Джон. Здравствуй, Кукловод.

На сайте работает система проверки ошибок. Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Также открыть окошко отправки сообщения можно, кликнув по ссылке:
Отправить сообщение об ошибке