Дневник Джона

Материал из Wiki Цена Свободы
Перейти к:навигация, поиск

1

Привет, Дневник. Я буду называть тебя Джо, ладно? Мы с тобой почти тезки – меня зовут Джон. Мама мне тебя подарила, чтобы я мог поделиться с тобой своими мыслями, пока ее нет. Давай я сначала расскажу тебе о нашей семье.

2

Мама у меня – актриса, ее даже на улицах узнают. Иногда. Вичбридж – маленький город, но мама говорит, что это хорошо, иначе нам бы покою не было. Я не совсем понимаю, почему плохо жить в Лондоне, но, наверное, она права. А папа печатает книги. Ну, не сам, просто у него есть много людей, которые их печатают. Только они все тоже в Лондоне.

3

У нас огромная библиотека, потому что папе присылают все напечатанные книги, по одной штуке. Они, правда, бывают с браком, и тогда меня или Сэма просят их починить. Мне это нравится, а Сэм еще маленький, и часто разливает клей на пол. Он мой брат, так что я на него не сержусь, и всегда говорю, что это я разлил клей. Правда, по-моему, папа все равно догадывается.

4

Мама опять уехала на гастроли, так что я буду разговаривать с тобой. Сегодня папа читал нам Робин Гуда. Он так замечательно это делает! Если закрыть глаза, кажется, что я действительно в Шервудском лесу. И я впервые дочитал книгу. Папа не никогда не читал нам последнюю историю, где Робин умирает. Сэм расстраивается, если герои умирают, поэтому папа каждый раз придумывал ему разные последние истории. Теперь я знаю, как было на самом деле, и я тоже буду придумывать Сэму хорошие концы. Раньше папа часто придумывал для нас истории про нас самих, и там я всегда защищал брата. Я там был сильнее папы!

5

После возвращения от бабушки и дедушки Сэм ходит обиженный. Даже со мной не разговаривает. А вчера, когда мы с папой ужинали, и говорили про маму, он сказал, что Виктория сказала, что у нашей мамы работа на первом месте. Папа очень расстроился, и я тоже. Почему на первом? На первом мы! Да что они вообще про нее знают! Когда мама приезжает домой, мы все время вместе. И с ней так весело, мы обязательно куда-нибудь ходим. Вот в прошлый раз в парке аттракционов были. Это же замечательно! Мама – это настоящий праздник. Даже хорошо, что она с нами не каждый день, иначе было бы не так весело.

6

Сегодня приходил учитель музыки. Мама пригласила, он будет учить меня играть на скрипке. Мне нравится музыка, и мистер Вайлон сказал, что у меня хороший слух. Когда он играет, в горле появляется комок и щемит в груди. Звуки скрипки очень… тревожные. Никогда не думал, что буду скрипачом, но можно попробовать. По крайней мере, первое занятие было интересным.

7

Ой, Джо, я же до сих пор не рассказал тебе про школу! Учебный год недавно начался, и у нас новая школьная форма. Я так надеялся, что уберут этот дурацкий галстук! Когда Нэн его на меня надевает, я чувствую себя приговоренным к казни. Но если его потихоньку распустить, то обязательно кто-нибудь из учителей заметит и будет ругаться.

8

Джо, у нас в классе новенькая! Ее зовут Джейн, и она любит читать. Ее посадили вместе со мной, учительница сказала, что я самый вежливый мальчик в классе, и мне нужно рассказать ей про нашу школу. Я на перемене показал Джейн классы, и сад. Мы там в прошлом году деревья сажали, каждый на свое табличку с именем повесил. И через много лет таблички будут высоко-высоко! Мы договорились, что она тоже дерево посадит. Дженни про свою школу рассказала. У них был детский книжный клуб и марионеточный театр. Мне кажется, у нас нужно сделать такие же!

9

У меня был День Рождения. Папа подарил мне новую марку, «Перевернутую Дженни». Это было так забавно, я показал ее Дженни, кажется, она не обиделась. Дженни на марке – это самолет. А моя Дженни подарила мне книгу Киплинга. Мне еще в детстве нравился Маугли, я представлял себе, как здорово жить в настоящих джунглях, совершенно свободным, и не нужно носить этот глупый галстук. Я рассказал ей про это и даже повыл. Ей было весело, и она сказала, что у нее дома есть марионетки всех персонажей Маугли, и мы могли бы вместе дать представление. Это было бы замечательно!

10

Я так увлекся нашим театром, что я чуть не забыл про день рождения папы! Хорошо, что Сэм занялся подарком для него. Брат, на самом деле, уже взрослый – он купил на наши с ним карманные деньги монету у своего одноклассника. Папа был очень рад, а еще он предложил помочь нам с театром. Мы обязательно успеем к маминому дню рождения! Он у нее как раз восьмого марта, так что мы будем показывать представление для всех, но я скажу, что это в первую очередь для моей мамы! И для Дженни, конечно.

11

Дженни и учителя решили, что играть должны мы с Сэмом, потому что Дженни – девочка, и будет не правильно, если она сама себе будет дарить подарок. Жалко, я уже привык играть с ней вместе. А Сэмми пока только под ногами путается, и у него все время перекручиваются нитки. Я иногда сержусь, но стараюсь не кричать. Он же мой младший брат. Но у меня так быстро начало получаться управлять куклами, почему для него это так сложно?

12

Сэм сегодня не пришел на репетицию – опять гонялся за своими бабочками. У нас уже совсем мало времени, у него до сих пор не получается заставить медведя бить себя лапами в грудь, а он опять занят не тем! Это невозможно! Джо, ну как он не понимает, мы просто обязаны сделать хорошее представление!

13

Сижу на чердаке. Нет, нам даже хлопали, но я уверен, что мы могли сделать все намного лучше. Если бы я мог управлять всеми марионетками сразу… Ладно, я давно понял, что Сэму это неинтересно, ну так дали бы мне играть с Дженни. Ведь это ее куклы, и ей нравилось, а так ей пришлось просто сидеть и смотреть, как Сэм пытается справиться c двумя волчатами сразу. Хорошо, что Маугли и пантерой всегда управлял я, и они были хороши.

14

Так что я сижу на чердаке. Раньше я боялся сюда залазить. Мы с братом как-то уговорили папу рассказать, откуда взялось привидение. Мы тогда сидели у камина в гостиной, была зима, и опять что-то трещало и подвывало наверху. Папа долго отказывался, но Сэм может быть очень упрямым. Достав из ящика старую газету, папа открыл ее на нужном месте и начал читать, монотонным, совсем не выразительным голосом, но пробирало до костей.

15

Это была статья о преступнике, который был сослан на каторгу за убийство пяти человек, но сбежал, и прибыл в Вичбридж, чтобы поквитаться с теми, кто свидетельствовал против него. В газете расплывчато говорилось о том, что он «устроил для своих обвинителей каторгу, после чего сжег дом, где они жили, вместе со всей их семьей и собой».

16

Я тогда заметил, что на фотографии дома в газете была видна дубовая роща, очень похожая на ту, которая располагалась за нашим особняком. Отец сказал, что это действительно та самая роща, а прапрадед построил наш дом как раз на месте того, который сжег этот преступник. Отец просил не говорить маме о том, что он показывал нам газету, но она все равно как-то узнала. На следующий вечер мама ругала его за то, что он рассказывает нам такие ужасы.

17

Но сейчас мне не страшно. Ну призрак, что он может сделать. Он отомстил всем, кому хотел. Мне только не понятно, почему он не сбежал из дома, а сгорел со своими жертвами. Может быть, они были важны для него? Может быть, это родственники предали его, и ему все равно не к кому было пойти? Тогда он почти граф Монте-Кристо.

18

Наш дом действительно старый, его построил еще мой прапрадед в конце 19 века. За такое время здание успело бы изрядно обветшать, но 40 лет назад дедушка нашел деньги и время на реставрацию. Но чердак уже холодный, и ходят сквозняки. Вырасту и обязательно отремонтирую его. А если призрак не уйдет к тому времени, то сделаю ему комнату, и принесу книги. Ему же, наверное, скучно здесь.

19

Когда я был маленький, то боялся не только чердака, еще подвала. Там всегда жили крысы, и сейчас живут. Нэн их прикармливает, я знаю, но маме не говорю. Няня когда-то сказала мне, что крысы в доме – полбеды, беда будет если они уйдут. Я тогда не понял, мне же даже пяти лет не было. Я шел на кухню искать ее, и заглянул в подвал – дверь была приоткрыта.

20

Я заметил Нэн, и стал спускаться по лестнице, чтобы позвать ее. Но тут крыса укусила меня за ногу, и я с криком кубарем слетел со ступенек. Няня выронила банку варенья, которую искала, и обернулась. Да, наверное, она разозлилась – мальчик, испугавшийся крысенка, но мне-то крыса показалась огромной, и я был уверен, что она меня сейчас съест. Нэн отцепила крысу, отругала меня и вывела на кухню, сказав не лазить в подвал, раз я такой трусишка.

21

Дженни в больнице! Ее сбила машина, когда вчера все расходились после представления. Боже, ну почему я вчера убежал, если бы я остался, мы наверняка задержались бы, или, наоборот, быстрее собрали бы ее кукол, но она ни в коем случае не попала бы в аварию! Это просто черная полоса. Мама говорит, что ничего страшного, Дженни придет в себя очень быстро, мы снова будем дружить. Я буду навещать ее каждый день, обещаю!

22

Джо. Это уже слишком. Вчера ушли крысы. Мы бы и не заметили, если бы не няня. Она весь день была как на иголках. Она говорит, что в подвале тихо, как в могиле. А завтра должны приехать дедушка с бабушкой. Двоюродные, но мы это не говорим. Мама даже рада, что крысы ушли. А я не знаю. Без их топотка засыпать не уютно, вот я и пишу. Интересно, Виктория и Билл, они какие? Я их только на фотографиях видел, это Сэм у них в Дублине каждое лето проводит. Он говорит, они хорошие, но мама на них иногда сердится, потому что Сэм приезжает с ирландским акцентом и словами Виктории.

23

Джо, все плохо. Я попробую по порядку. На первый взгляд, Виктория и Билл казались типичной ирландской парой: дружелюбные, веселые, но при этом любящие сетовать на жизнь и свалившиеся на их голову беды. За шутками и причитаниями и прошел семейный обед, во время которого я почти все время молчал. Не смотря на открытость и доброжелательность, они мне не понравились. Что-то было в них искусственное, фальшивое. Как будто это лишь маски, под которыми скрыты совсем другие люди.

24

После обеда Виктория и Билл решили подарить нам игрушечную железную дорогу. Она была просто волшебна, как раз такая, о которой я мечтал: настоящий состав с кучей разных вагонов и паровозом! Я страшно обрадовался и уже хотел взять игрушку в руки, но Виктория пронесла ее мимо и отдала Сэму! И тут на меня что-то нашло. Я схватил игрушку и резко потянул ее на себя. Брат, не ожидавший этого, начал падать на пол. Виктория попыталась его поймать, но я толкнул ее, и она свалилась вслед за Сэмом, схватившись за свой локоть. А я, прижимая к себе поезд, так и остался стоять над лежащими бабушкой и братом.

25

Родители были в ужасе. До этого я всегда вел себя очень воспитанно и то, что произошло, было очень странно. Я и сам не понимал, почему вдруг решил отобрать эту игрушку, мы бы все равно играли вместе. После того, как помогли подняться с пола Виктории и Сэму, папа отругал меня, как не делал никогда, и поставил в угол. Это было так… неправильно, что я даже заплакал, стараясь, чтобы никто этого не увидел.

26

Виктория отделалась ушибом, а Сэм ссадиной на коленке и легким испугом, но в доме повисло напряженное молчание. Никто не ожидал, что встреча внука с бабушкой выльется в драку. Наконец, Виктория сказала, что ей нужно немного пройтись, а Билл, разумеется, пошел вместе с ней. Папа отправил меня в детскую до вечера думать над своим поступком, и вместе с мамой и Сэмом остался в гостиной.

27

Я знаю, чтобы был не прав. Но так бывает, когда совсем не контролируешь, что делаешь, и думать начинаешь уже после. Нет, мне совсем не жалко Викторию, но я не хотел делать больно младшему брату! Ведь Сэм совсем не причем, это Виктория специально подарила поезд ему, чтобы меня разозлить! Нет, это сейчас не важно. Мама расстроится, если я буду злится на Викторию. Ничего, я спущусь вниз и извинюсь. Вот придут бабушка с дедушкой, и извинюсь, и они увидят, что я хороший.

28

Джо… Джо. Тебя мне оставили. За что все это, Джо? Что происходит? Почему мне никто не верит? У меня сейчас остался только ты. Я тебе расскажу, что на самом деле было. Ровно в полдень я услышал, как в дверь позвонили, и подумал, что это вернулись Виктория с Биллом. Дворецкий и няня взяли выходной, поэтому дверь должна была пойти открывать мама. Я помнил, что хочу извинится, и вышел на лестницу, когда услышал выстрел.

29

Звук был очень резкий и громкий, и шел со стороны прихожей. Я хорошо знал этот звук из фильмов, в которых играла мама. Я тут же сообразил, что нужно делать и понесся в кабинет. Там в ящике стола у отца лежал пистолет. В две секунды я схватил его, вставил обойму и взвел курок. До этого мне никто не показывал, как это делается, но я видел в кино. И бросился к двери. Я хотел спасти маму…

30

В гостиной я увидел папу и брата, лежащих на полу. Я подбежал к ним, упал на колени, начал трясти за плечи, но они не открывали глаза. Ничего не соображая, я побежал в прихожую, оскальзываясь на мокром полу. Мама лежала рядом с входной дверью. Я сел около нее, и увидел, что она дышит, слава Богу! Значит, жива. Нужно было срочно найти кого-нибудь – по ее платью быстро расползалось красное пятно. Но что если тот, кто это сделал еще здесь?

31

Тут входная дверь начала открываться. Я был уверен, что это убийца, поднял пистолет, зажмурился и выстрелил. А когда открыл глаза, то увидел в проеме двери Викторию, Билла, а вместе с ними полицейского. Я бросился к нему, но Виктория закричала: «Хватайте его быстрее! Убийца!». Полицейский среагировал моментально: свалил меня с ног и выбил из руки пистолет. Точно, я же до сих пор держал его в руках…

32

Суд был быстрым. Виктория и Билл, как ближайшие родственники, уверяли присяжных, что «мальчик сущий дьявол, и, конечно же, именно он застрелил свою семью». Свидетелей не было, так что никто, кроме меня, не мог им возразить. Выяснилось, что у убийцы пистолет был того же калибра, что и папин, а тот факт, что я пытался стрелять в бабушку с дедушкой и представителя правопорядка не оставляли мне никаких шансов. Я был в отчаянии от горя, несправедливости и собственного бессилия. Я говорил им, что хотел спасти своих родных, поэтому и взял пистолет, но мне никто не верил.

33

Хорошо, что маму успели спасти. Но она в коме. Я до последнего надеялся, что она быстро выйдет из нее, что скажет всем, что я не виноват, а настоящего убийцу поймают и накажут, но этого не произошло. Виктория и Билл поселились в нашем особняке, чтобы, как они сказали, ухаживать за мамой, а меня приговорили к тюремному заключению.

34

Я здесь – Маленький Джонни, Немой Джонни. Я правда почти не говорю, и я самый младший из всех. Страшный маленький мальчик, меня так боятся. Во взглядах читается одинаковая мысль «Какой кошмар, он убил всю семью!» Меня отправили бы в лечебницу, но судебный врач сказал, что я здоров. Первые девять месяцев я буду сидеть в одиночной камере. Хорошо. Если меня не слушают, я все сделаю сам.

35

Да, Джо, я давно не писал. У меня отобрали ложку, и перевели в другую камеру. Ту им придется ремонтировать – я оторвал пластину обивки, и выдолбил не малую дыру в бетоне. Прошло девять месяцев, или это просто была проверка? Я не считал дни, я не знаю. Из одиночной меня не переведут, похоже, и хорошо. Меня не было какое-то время, ты видел, я был в сегрегейшене. Это маленькая комната для буйных. Ничего. Я не остановлюсь.

36

Сегрегейшн стал карцером, они не включают свет. Темнота, тишина. Мне не страшно, я думаю над следующим планом. Карцер, попытка, карцер… Они боятся меня, моей одержимости. Мама, я приду, не бойся, мама. Я не хочу никого убивать, я не буду пробовать этот путь, пока остаются другие, нет. Но если не выйдет, мама… Для тебя, я сделаю это.

37

Меня больше не водят в столовую с другими, я гуляю во дворе только когда там нет никого, кроме охраны и камер. Я дурно влияю на остальных, да, стремление к свободе заразно. Пластиковая посуда «ах я сломал ложку, я выкинул ее в унитаз» - они не беспокоятся. Она же пластиковая, да… Меня водят в школу, я хорошо учусь, мама, ты будешь рада, когда я покажу дневник. По биологии – только отлично…

38

Человек сделан таким хрупким, столько артерий и вен у самой кожи, столько нервных узлов… Я отжимаюсь в карцере, в спортивный зал меня тоже пускают – когда там больше никого нет, конечно… Я все такой же тощий, кто знает, насколько сильными могут быть худые руки. В сегрегейшене темно. Они не видят, что я делаю…

39

Один короткий удар в основание черепа – и охранник без сознания. Я думал, я смогу, но меня снова поймали. Ха-ха. Они думают, это мой козырь – нет. Я пока в камере, но скоро отведут в сегрегейшен, уверен. Я так хорошо знаю дорогу туда – со двора, со стены, из камеры, столовой, охранного поста… Ну же. Кто придет за мной теперь? Я жду.

40

Я даже смог забрать тебя, Джо. Ах, проблемы с электричеством, где-то утечка и весь корпус без света. Безопасность, я обожаю нынешние стандарты. И что теперь, благодаря вашей боязни случайной смерти на свободе «опасный преступник». Все было просто, теперь сложней. Первая тюрьма для малолеток далеко от Вичбриджа, но это не важно. Мама. Я уже совсем скоро.

41

Хорошо жить в не большой стране, из конца в конец – пара недель пешего хода. Попутки, ворованные деньги – простите, мне нужно. Плакаты с лицом… Чьи безумные глаза смотрят на меня? Я уже видел их в поверхности луж и отражениях витрин. Пряди в волосах белые, как молоко… Что ж, за свободу нужно платить жизнью. Как минимум ее частью, но это того стоит. Мама, мне осталось всего десяток километров.

42

Никого… Холод и дождь, я продрог… Грязь под ногами, с волос течет мутная вода, кладбищенская земля размокла и впиталась в одежду. Мама, почему, мама… Я же старался как мог. На небе нет никого, если позволено такое, мама! Я бежал для тебя, что мне делать теперь, мама? Кэтлин Элиза Фолл. Осень. Ты умерла спустя год после того дня. Мама… Прости, что я не успел. Они не дали мне быть с тобой, мама, они обвинили меня в смерти отца и брата! Я был нужен тебе, я знаю, но они отняли у меня свободу так легко, мановением руки. Люди не ценят свободу. Я научу. Обещаю тебе, мама. И ты знаешь, с кого я начну.

1

Привет, Дневник. Я буду называть тебя Джо, ладно? Мы с тобой почти тезки – меня зовут Джон. Мама мне тебя подарила, чтобы я мог поделиться с тобой своими мыслями, пока ее нет. Давай я сначала расскажу тебе о нашей семье.

2

Мама у меня – актриса, ее даже на улицах узнают. Иногда. Вичбридж – маленький город, но мама говорит, что это хорошо, иначе нам бы покою не было. Я не совсем понимаю, почему плохо жить в Лондоне, но, наверное, она права. А папа печатает книги. Ну, не сам, просто у него есть много людей, которые их печатают. Только они все тоже в Лондоне.

3

У нас огромная библиотека, потому что папе присылают все напечатанные книги, по одной штуке. Они, правда, бывают с браком, и тогда меня или Сэма просят их починить. Мне это нравится, а Сэм еще маленький, и часто разливает клей на пол. Он мой брат, так что я на него не сержусь, и всегда говорю, что это я разлил клей. Правда, по-моему, папа все равно догадывается.

4

Мама опять уехала на гастроли, так что я буду разговаривать с тобой. Сегодня папа читал нам Робин Гуда. Он так замечательно это делает! Если закрыть глаза, кажется, что я действительно в Шервудском лесу. И я впервые дочитал книгу. Папа не никогда не читал нам последнюю историю, где Робин умирает. Сэм расстраивается, если герои умирают, поэтому папа каждый раз придумывал ему разные последние истории. Теперь я знаю, как было на самом деле, и я тоже буду придумывать Сэму хорошие концы. Раньше папа часто придумывал для нас истории про нас самих, и там я всегда защищал брата. Я там был сильнее папы!

5

После возвращения от бабушки и дедушки Сэм ходит обиженный. Даже со мной не разговаривает. А вчера, когда мы с папой ужинали, и говорили про маму, он сказал, что Виктория сказала, что у нашей мамы работа на первом месте. Папа очень расстроился, и я тоже. Почему на первом? На первом мы! Да что они вообще про нее знают! Когда мама приезжает домой, мы все время вместе. И с ней так весело, мы обязательно куда-нибудь ходим. Вот в прошлый раз в парке аттракционов были. Это же замечательно! Мама – это настоящий праздник. Даже хорошо, что она с нами не каждый день, иначе было бы не так весело.

6

Сегодня приходил учитель музыки. Мама пригласила, он будет учить меня играть на скрипке. Мне нравится музыка, и мистер Вайлон сказал, что у меня хороший слух. Когда он играет, в горле появляется комок и щемит в груди. Звуки скрипки очень… тревожные. Никогда не думал, что буду скрипачом, но можно попробовать. По крайней мере, первое занятие было интересным.

7

Ой, Джо, я же до сих пор не рассказал тебе про школу! Учебный год недавно начался, и у нас новая школьная форма. Я так надеялся, что уберут этот дурацкий галстук! Когда Нэн его на меня надевает, я чувствую себя приговоренным к казни. Но если его потихоньку распустить, то обязательно кто-нибудь из учителей заметит и будет ругаться.

8

Джо, у нас в классе новенькая! Ее зовут Джейн, и она любит читать. Ее посадили вместе со мной, учительница сказала, что я самый вежливый мальчик в классе, и мне нужно рассказать ей про нашу школу. Я на перемене показал Джейн классы, и сад. Мы там в прошлом году деревья сажали, каждый на свое табличку с именем повесил. И через много лет таблички будут высоко-высоко! Мы договорились, что она тоже дерево посадит. Дженни про свою школу рассказала. У них был детский книжный клуб и марионеточный театр. Мне кажется, у нас нужно сделать такие же!

9

У меня был День Рождения. Папа подарил мне новую марку, «Перевернутую Дженни». Это было так забавно, я показал ее Дженни, кажется, она не обиделась. Дженни на марке – это самолет. А моя Дженни подарила мне книгу Киплинга. Мне еще в детстве нравился Маугли, я представлял себе, как здорово жить в настоящих джунглях, совершенно свободным, и не нужно носить этот глупый галстук. Я рассказал ей про это и даже повыл. Ей было весело, и она сказала, что у нее дома есть марионетки всех персонажей Маугли, и мы могли бы вместе дать представление. Это было бы замечательно!

10

Я так увлекся нашим театром, что я чуть не забыл про день рождения папы! Хорошо, что Сэм занялся подарком для него. Брат, на самом деле, уже взрослый – он купил на наши с ним карманные деньги монету у своего одноклассника. Папа был очень рад, а еще он предложил помочь нам с театром. Мы обязательно успеем к маминому дню рождения! Он у нее как раз восьмого марта, так что мы будем показывать представление для всех, но я скажу, что это в первую очередь для моей мамы! И для Дженни, конечно.

11

Дженни и учителя решили, что играть должны мы с Сэмом, потому что Дженни – девочка, и будет не правильно, если она сама себе будет дарить подарок. Жалко, я уже привык играть с ней вместе. А Сэмми пока только под ногами путается, и у него все время перекручиваются нитки. Я иногда сержусь, но стараюсь не кричать. Он же мой младший брат. Но у меня так быстро начало получаться управлять куклами, почему для него это так сложно?

12

Сэм сегодня не пришел на репетицию – опять гонялся за своими бабочками. У нас уже совсем мало времени, у него до сих пор не получается заставить медведя бить себя лапами в грудь, а он опять занят не тем! Это невозможно! Джо, ну как он не понимает, мы просто обязаны сделать хорошее представление!

13

Сижу на чердаке. Нет, нам даже хлопали, но я уверен, что мы могли сделать все намного лучше. Если бы я мог управлять всеми марионетками сразу… Ладно, я давно понял, что Сэму это неинтересно, ну так дали бы мне играть с Дженни. Ведь это ее куклы, и ей нравилось, а так ей пришлось просто сидеть и смотреть, как Сэм пытается справиться c двумя волчатами сразу. Хорошо, что Маугли и пантерой всегда управлял я, и они были хороши.

14

Так что я сижу на чердаке. Раньше я боялся сюда залазить. Мы с братом как-то уговорили папу рассказать, откуда взялось привидение. Мы тогда сидели у камина в гостиной, была зима, и опять что-то трещало и подвывало наверху. Папа долго отказывался, но Сэм может быть очень упрямым. Достав из ящика старую газету, папа открыл ее на нужном месте и начал читать, монотонным, совсем не выразительным голосом, но пробирало до костей.

15

Это была статья о преступнике, который был сослан на каторгу за убийство пяти человек, но сбежал, и прибыл в Вичбридж, чтобы поквитаться с теми, кто свидетельствовал против него. В газете расплывчато говорилось о том, что он «устроил для своих обвинителей каторгу, после чего сжег дом, где они жили, вместе со всей их семьей и собой».

16

Я тогда заметил, что на фотографии дома в газете была видна дубовая роща, очень похожая на ту, которая располагалась за нашим особняком. Отец сказал, что это действительно та самая роща, а прапрадед построил наш дом как раз на месте того, который сжег этот преступник. Отец просил не говорить маме о том, что он показывал нам газету, но она все равно как-то узнала. На следующий вечер мама ругала его за то, что он рассказывает нам такие ужасы.

17

Но сейчас мне не страшно. Ну призрак, что он может сделать. Он отомстил всем, кому хотел. Мне только не понятно, почему он не сбежал из дома, а сгорел со своими жертвами. Может быть, они были важны для него? Может быть, это родственники предали его, и ему все равно не к кому было пойти? Тогда он почти граф Монте-Кристо.

18

Наш дом действительно старый, его построил еще мой прапрадед в конце 19 века. За такое время здание успело бы изрядно обветшать, но 40 лет назад дедушка нашел деньги и время на реставрацию. Но чердак уже холодный, и ходят сквозняки. Вырасту и обязательно отремонтирую его. А если призрак не уйдет к тому времени, то сделаю ему комнату, и принесу книги. Ему же, наверное, скучно здесь.

19

Когда я был маленький, то боялся не только чердака, еще подвала. Там всегда жили крысы, и сейчас живут. Нэн их прикармливает, я знаю, но маме не говорю. Няня когда-то сказала мне, что крысы в доме – полбеды, беда будет если они уйдут. Я тогда не понял, мне же даже пяти лет не было. Я шел на кухню искать ее, и заглянул в подвал – дверь была приоткрыта.

20

Я заметил Нэн, и стал спускаться по лестнице, чтобы позвать ее. Но тут крыса укусила меня за ногу, и я с криком кубарем слетел со ступенек. Няня выронила банку варенья, которую искала, и обернулась. Да, наверное, она разозлилась – мальчик, испугавшийся крысенка, но мне-то крыса показалась огромной, и я был уверен, что она меня сейчас съест. Нэн отцепила крысу, отругала меня и вывела на кухню, сказав не лазить в подвал, раз я такой трусишка.

21

Дженни в больнице! Ее сбила машина, когда вчера все расходились после представления. Боже, ну почему я вчера убежал, если бы я остался, мы наверняка задержались бы, или, наоборот, быстрее собрали бы ее кукол, но она ни в коем случае не попала бы в аварию! Это просто черная полоса. Мама говорит, что ничего страшного, Дженни придет в себя очень быстро, мы снова будем дружить. Я буду навещать ее каждый день, обещаю!

22

Джо. Это уже слишком. Вчера ушли крысы. Мы бы и не заметили, если бы не няня. Она весь день была как на иголках. Она говорит, что в подвале тихо, как в могиле. А завтра должны приехать дедушка с бабушкой. Двоюродные, но мы это не говорим. Мама даже рада, что крысы ушли. А я не знаю. Без их топотка засыпать не уютно, вот я и пишу. Интересно, Виктория и Билл, они какие? Я их только на фотографиях видел, это Сэм у них в Дублине каждое лето проводит. Он говорит, они хорошие, но мама на них иногда сердится, потому что Сэм приезжает с ирландским акцентом и словами Виктории.

23

Джо, все плохо. Я попробую по порядку. На первый взгляд, Виктория и Билл казались типичной ирландской парой: дружелюбные, веселые, но при этом любящие сетовать на жизнь и свалившиеся на их голову беды. За шутками и причитаниями и прошел семейный обед, во время которого я почти все время молчал. Не смотря на открытость и доброжелательность, они мне не понравились. Что-то было в них искусственное, фальшивое. Как будто это лишь маски, под которыми скрыты совсем другие люди.

24

После обеда Виктория и Билл решили подарить нам игрушечную железную дорогу. Она была просто волшебна, как раз такая, о которой я мечтал: настоящий состав с кучей разных вагонов и паровозом! Я страшно обрадовался и уже хотел взять игрушку в руки, но Виктория пронесла ее мимо и отдала Сэму! И тут на меня что-то нашло. Я схватил игрушку и резко потянул ее на себя. Брат, не ожидавший этого, начал падать на пол. Виктория попыталась его поймать, но я толкнул ее, и она свалилась вслед за Сэмом, схватившись за свой локоть. А я, прижимая к себе поезд, так и остался стоять над лежащими бабушкой и братом.

25

Родители были в ужасе. До этого я всегда вел себя очень воспитанно и то, что произошло, было очень странно. Я и сам не понимал, почему вдруг решил отобрать эту игрушку, мы бы все равно играли вместе. После того, как помогли подняться с пола Виктории и Сэму, папа отругал меня, как не делал никогда, и поставил в угол. Это было так… неправильно, что я даже заплакал, стараясь, чтобы никто этого не увидел.

26

Виктория отделалась ушибом, а Сэм ссадиной на коленке и легким испугом, но в доме повисло напряженное молчание. Никто не ожидал, что встреча внука с бабушкой выльется в драку. Наконец, Виктория сказала, что ей нужно немного пройтись, а Билл, разумеется, пошел вместе с ней. Папа отправил меня в детскую до вечера думать над своим поступком, и вместе с мамой и Сэмом остался в гостиной.

27

Я знаю, чтобы был не прав. Но так бывает, когда совсем не контролируешь, что делаешь, и думать начинаешь уже после. Нет, мне совсем не жалко Викторию, но я не хотел делать больно младшему брату! Ведь Сэм совсем не причем, это Виктория специально подарила поезд ему, чтобы меня разозлить! Нет, это сейчас не важно. Мама расстроится, если я буду злится на Викторию. Ничего, я спущусь вниз и извинюсь. Вот придут бабушка с дедушкой, и извинюсь, и они увидят, что я хороший.

28

Джо… Джо. Тебя мне оставили. За что все это, Джо? Что происходит? Почему мне никто не верит? У меня сейчас остался только ты. Я тебе расскажу, что на самом деле было. Ровно в полдень я услышал, как в дверь позвонили, и подумал, что это вернулись Виктория с Биллом. Дворецкий и няня взяли выходной, поэтому дверь должна была пойти открывать мама. Я помнил, что хочу извинится, и вышел на лестницу, когда услышал выстрел.

29

Звук был очень резкий и громкий, и шел со стороны прихожей. Я хорошо знал этот звук из фильмов, в которых играла мама. Я тут же сообразил, что нужно делать и понесся в кабинет. Там в ящике стола у отца лежал пистолет. В две секунды я схватил его, вставил обойму и взвел курок. До этого мне никто не показывал, как это делается, но я видел в кино. И бросился к двери. Я хотел спасти маму…

30

В гостиной я увидел папу и брата, лежащих на полу. Я подбежал к ним, упал на колени, начал трясти за плечи, но они не открывали глаза. Ничего не соображая, я побежал в прихожую, оскальзываясь на мокром полу. Мама лежала рядом с входной дверью. Я сел около нее, и увидел, что она дышит, слава Богу! Значит, жива. Нужно было срочно найти кого-нибудь – по ее платью быстро расползалось красное пятно. Но что если тот, кто это сделал еще здесь?

31

Тут входная дверь начала открываться. Я был уверен, что это убийца, поднял пистолет, зажмурился и выстрелил. А когда открыл глаза, то увидел в проеме двери Викторию, Билла, а вместе с ними полицейского. Я бросился к нему, но Виктория закричала: «Хватайте его быстрее! Убийца!». Полицейский среагировал моментально: свалил меня с ног и выбил из руки пистолет. Точно, я же до сих пор держал его в руках…

32

Суд был быстрым. Виктория и Билл, как ближайшие родственники, уверяли присяжных, что «мальчик сущий дьявол, и, конечно же, именно он застрелил свою семью». Свидетелей не было, так что никто, кроме меня, не мог им возразить. Выяснилось, что у убийцы пистолет был того же калибра, что и папин, а тот факт, что я пытался стрелять в бабушку с дедушкой и представителя правопорядка не оставляли мне никаких шансов. Я был в отчаянии от горя, несправедливости и собственного бессилия. Я говорил им, что хотел спасти своих родных, поэтому и взял пистолет, но мне никто не верил.

33

Хорошо, что маму успели спасти. Но она в коме. Я до последнего надеялся, что она быстро выйдет из нее, что скажет всем, что я не виноват, а настоящего убийцу поймают и накажут, но этого не произошло. Виктория и Билл поселились в нашем особняке, чтобы, как они сказали, ухаживать за мамой, а меня приговорили к тюремному заключению.

34

Я здесь – Маленький Джонни, Немой Джонни. Я правда почти не говорю, и я самый младший из всех. Страшный маленький мальчик, меня так боятся. Во взглядах читается одинаковая мысль «Какой кошмар, он убил всю семью!» Меня отправили бы в лечебницу, но судебный врач сказал, что я здоров. Первые девять месяцев я буду сидеть в одиночной камере. Хорошо. Если меня не слушают, я все сделаю сам.

35

Да, Джо, я давно не писал. У меня отобрали ложку, и перевели в другую камеру. Ту им придется ремонтировать – я оторвал пластину обивки, и выдолбил не малую дыру в бетоне. Прошло девять месяцев, или это просто была проверка? Я не считал дни, я не знаю. Из одиночной меня не переведут, похоже, и хорошо. Меня не было какое-то время, ты видел, я был в сегрегейшене. Это маленькая комната для буйных. Ничего. Я не остановлюсь.

36

Сегрегейшн стал карцером, они не включают свет. Темнота, тишина. Мне не страшно, я думаю над следующим планом. Карцер, попытка, карцер… Они боятся меня, моей одержимости. Мама, я приду, не бойся, мама. Я не хочу никого убивать, я не буду пробовать этот путь, пока остаются другие, нет. Но если не выйдет, мама… Для тебя, я сделаю это.

37

Меня больше не водят в столовую с другими, я гуляю во дворе только когда там нет никого, кроме охраны и камер. Я дурно влияю на остальных, да, стремление к свободе заразно. Пластиковая посуда «ах я сломал ложку, я выкинул ее в унитаз» - они не беспокоятся. Она же пластиковая, да… Меня водят в школу, я хорошо учусь, мама, ты будешь рада, когда я покажу дневник. По биологии – только отлично…

38

Человек сделан таким хрупким, столько артерий и вен у самой кожи, столько нервных узлов… Я отжимаюсь в карцере, в спортивный зал меня тоже пускают – когда там больше никого нет, конечно… Я все такой же тощий, кто знает, насколько сильными могут быть худые руки. В сегрегейшене темно. Они не видят, что я делаю…

39

Один короткий удар в основание черепа – и охранник без сознания. Я думал, я смогу, но меня снова поймали. Ха-ха. Они думают, это мой козырь – нет. Я пока в камере, но скоро отведут в сегрегейшен, уверен. Я так хорошо знаю дорогу туда – со двора, со стены, из камеры, столовой, охранного поста… Ну же. Кто придет за мной теперь? Я жду.

40

Я даже смог забрать тебя, Джо. Ах, проблемы с электричеством, где-то утечка и весь корпус без света. Безопасность, я обожаю нынешние стандарты. И что теперь, благодаря вашей боязни случайной смерти на свободе «опасный преступник». Все было просто, теперь сложней. Первая тюрьма для малолеток далеко от Вичбриджа, но это не важно. Мама. Я уже совсем скоро.

41

Хорошо жить в не большой стране, из конца в конец – пара недель пешего хода. Попутки, ворованные деньги – простите, мне нужно. Плакаты с лицом… Чьи безумные глаза смотрят на меня? Я уже видел их в поверхности луж и отражениях витрин. Пряди в волосах белые, как молоко… Что ж, за свободу нужно платить жизнью. Как минимум ее частью, но это того стоит. Мама, мне осталось всего десяток километров.

42

Никого… Холод и дождь, я продрог… Грязь под ногами, с волос течет мутная вода, кладбищенская земля размокла и впиталась в одежду. Мама, почему, мама… Я же старался как мог. На небе нет никого, если позволено такое, мама! Я бежал для тебя, что мне делать теперь, мама? Кэтлин Элиза Фолл. Осень. Ты умерла спустя год после того дня. Мама… Прости, что я не успел. Они не дали мне быть с тобой, мама, они обвинили меня в смерти отца и брата! Я был нужен тебе, я знаю, но они отняли у меня свободу так легко, мановением руки. Люди не ценят свободу. Я научу. Обещаю тебе, мама. И ты знаешь, с кого я начну.

На сайте работает система проверки ошибок. Обнаружив неточность в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.

Также открыть окошко отправки сообщения можно, кликнув по ссылке:
Отправить сообщение об ошибке